28 апреля 2017 г.

Экскурсовод Сергей Бусько: «Мы опоздали к разделу мирового туристического рынка, но мы можем спокойно развивать то, что есть»

Сергей Бусько – опытный экскурсовод, историк, кандидат исторических наук, который знает, пожалуй, всё об интересных местах Беларуси, видит разные возможности развития туризма и охотно делится примерами из личного опыта. В интервью порталу VP.BY Сергей рассказал, с какими проблемами и перспективами сталкивается белорусский туризм, в чем секрет привлечения иностранных туристов, когда беларусы начнут открывать свою страну, почему у Беларуси и Минска нет туристического бренда и что делать дальше. 

Обо всем этом читайте в большом интервью:

– С каким мнением о Беларуси приезжают иностранные туристы из ближнего и дальнего зарубежья? 

– Для неподготовленных иностранцев мы – terra incognita, страна, которая для них неизвестна. Россиян по умолчанию считать иностранцами сложно, большинство из них знакомы с Беларусью как частью Советского Союза. Есть сегмент, связанный с туристами из прибалтийских стран. Они приезжают сюда спустя десятилетия, и для них это действительно откровение. Они просто хотят посмотреть и хотят сравнить то, что они видели здесь в 90-е, и то, что здесь происходит сейчас. Проверяют мифы и легенды. Если брать дальнее зарубежье (французов, исландцев, немцев), то мы для них – загадочное место. И если у них нет конкретных маркеров (прадедушки, погибшего на Березине, дедушки, погибшего под Могилевом в 1941-м), то, соответственно, возникает проблема, что для большинства Беларусь – это набор стандартных стереотипов, которые они приезжают проверить.

– Какие это стереотипы?

– Это штампы из «холодной войны» о Советском Союзе и его особенностях (вплоть до медведей и холодов), это индивидуальные яркие моменты для каждой страны – хоккей и Солт-Лейк-Сити для шведов*, Александр Рыбак для Норвегии, в 2015 году. Такие знаковые события, как, например, получение Нобелевской премии Светланой Алексиевич также добавило узнаваемости. Но все зависит от того, с какими туристами работать. Если приезжает дальнее зарубежье, например греки, то для них мы просто потерянный край. Вот им предложили приехать, потому что у них есть партнеры здесь, и они приехали. Для них Мстиславль, Могилев, Минск стали откровениями. Они скупали глазированные сырки и говорили, что это супер! Сырок глазированный стал символом Беларуси для них. Не картошка, а сырок, потому что у них такого нет. Под Новогрудком одного грека в сугробе поставили под елку и тряхнули ветку, и для него этот снег на голову стал шедевральным впечатлением. Они оценили и нашу систему платных дорог, потому что это показатель европейского уровня. Наша кухня, наше сало. Ведь для европейцев сало – это жир, и они не понимают, как можно отрезать кусок сала, положить его на хлеб и съесть. Не важно, жареное или сырое, а сырое-то пугает еще больше. Для них это настоящий стресс!

Турист из Греции, которому очень понравились глазированные сырки и снег. Фото из архива Сергея Бусько
С другой стороны, милиция, машины, улицы и движение у нас – для них это откровение. Широкие проспекты столицы их удивляют, потому что они не так представляют себе европейский город. Наша библиотека – это пример гигантизма, хотя везде есть небоскребы. Для них странно, что это библиотека, а не торговый центр. А еще им интересны люди, хоть они и говорят, что мы не очень много улыбаемся. И цвет одежды их смущает. Если приехать в марте, то цвет одежды у нас «технический» – нейтральный, серый, защитный, мимикрирующий. Если приехать в Рим в апреле, то там все иначе, а мы отличаемся даже цветом одежды, манерой поведения, вежливостью, потому что мы – вежливые. И не спешим. Пример: метрополитен – люди, которые приезжают из Рима или Парижа говорят, что метро у нас спокойное, а темп метрополитена отражает темп жизни города. Мы в метро абсолютно спокойны – толпа, которая не торопясь подходит к эскалатору, стоит и едет – для них это откровение. Когда норвежцы попросили показать истинную суть города, мы посадили их в автобус № 1 и пустили по кругу в час пик. Эмоций было очень много, потому что бабушки их согнали, хотя они оплатили проезд, и они искренне этим апеллировали на английском и норвежском, но их никто не понимал. Если природу брать, то, конечно, Беловежская пуща поражает, точно так же поражает разлив рек, закаты, болота.



–  Но ведь все это есть у европейцев, чем оно так удивляет у нас?

– Они думают, что у нас это должно быть забыто и потеряно. Фраза, что «Беловежская пуща – самый старый заповедник в Европе», их смущает. Почему у вас? Когда приезжают туристы на 6-7-дневные туры, то их действительно удивляет, что у нас первая конституция в Европе, было магдебургское право и многое другое. Они пытаются понять всю страну. У кого-то получается. Понемногу включаются в сферу интересов Красный берег, Хатынь, Брестская крепость – это входит, но тяжело. С другой стороны – наши европейские дворцы. Это сочетание несочетаемого, когда ты видишь социалистическую столицу, где визуально чисто, выхолощено, много милиции, тихо и спокойно. Туристов смущает, что в 5 утра на проспекте нет людей. Потому что для иностранца, который живет в Мадриде, проспекты не засыпают никогда. Они смеются с предложения остановиться в 5 утра и сделать фотографию пустого города на центральной площади. Только в Минске можно сделать такую фотографию, в Риме так не получится. А у нас есть пустота как большой музейный заповедник.



–  Как меняется впечатление у туристов после посещения Беларуси?

– При грамотной работе все уезжают в позитивном настроении. Сказать так, что люди приехали, разочаровались, расстроились – нельзя. Но есть те, кто всегда будет недоволен гостиницей, сервисом, а большинство всегда находит то, что ищет. Они хотят чего-то альтернативного. БелАЗ очень нравится иностранцам – фото на фоне большой машины, фото на фоне большого колеса, на машину можно залезть – для них это странно, потому что производственные экскурсии – тот же БМВ в Мюнхене – там в производственную зону не попадаешь, принцип посещения другой. Любое небольшое производство – Березовка та же, где есть специальный «экскурсионный» цех выдува стекла – их удивляет. Иногда даже задают вопросы: «это специально для нас?». Дело в том, что чем лучше турист изначально сформулирует запрос, что хочет увидеть, тем лучше его удастся обустроить. Потому что бывает, что приезжает человек с одними интересами, а ему показывают совсем другое. Например, хотел природу посмотреть, а заказал 6-дневный тур по городам.
И индивидуалов становится больше. Те же евреи, американцы, немцы, французы. И найти себе гида и экскурсовода для них не составит труда.

Экскурсия на ОАО "Лидское пиво", фотография Леонида Щеглова

– А что производит большее впечатление на белорусских туристов?

– На белорусских – то, что у нас есть что посмотреть. Потому что живущие в Минске искренне считают, что смотреть у нас нечего. Ударил кризис, денег стало меньше, а селфи на фоне достопримечательностей стало популярно. Люди привыкли путешествовать, а сейчас не получается так активно ездить в другие страны. Тот же Санкт-Петербург не такой уж и бюджетный. Значит – по Беларуси, здесь не так уж и дорого.


В этот момент и возникла сфера, которая позволила удовлетворить эту потребность. Полоцк с его музеями, храмами, Гродно как один большой город-музей, Коробчицы, Брест, Будслав. Или Гервяты – чем не показатель последних лет? Каждый видит фотографию Троицкого костела в Гервятах в социальных сетях и хочет туда поехать. Если посмотреть на рекламу Несвижа – она есть везде, а фотографий Гервят в таком объеме не найти. Но при этом Гервяты по объему и популярности для объекта, который находится в 120-140 км от Минска, ничуть не хуже Несвижа. Возродилась и усадьба в Залесье, которую в прошлом году посетило около 20 тысяч человек. Для провинции это хорошие показатели. Та же Сморгонь с объектами Первой мировой войны – потихоньку создается продукт, который может привлечь туристов. Галина Ромуальдовна Потаева (директор компании «Виаполь») очень хорошо сказала, что пока мы не научимся удовлетворять своего туриста, иностранец к нам не поедет. Почему? Если мы не найдем подход к своему, то как мы подойдем к «чужому»?



– Тогда почему наши туристы не так активно ездят, как, может быть, хотелось бы?

Сейчас ездят всё больше, но первый вопрос – готовность объектов. Прошло 25 лет независимости, воспиталось новое поколение, подростки 90-х подросли, многие начали путешествовать, появился небольшой частный бизнес, начали появляться корпоративные запросы. Есть клиенты, которые раз-два в месяц делают своим сотрудникам экскурсии – оплачивают проезд, питание. Например, МВД делает для своих сотрудников семейные выезды по Беларуси. Они хотят изучать и знать свою страну. Потихонечку меняется руководящий состав, который считает, что мы – беларусы, мы живем в Беларуси и должны знать эту страну. Тем более появляются параллельные объекты, куда можно их привезти, где можно нормально покормить, сделать санитарную остановку, припарковаться. Стало проще добираться до некоторых объектов: Гомельскую трассу сделали, Красный берег открылся. Открываются и другие объекты: Наносы, Сула, Дудутки – классика уже. Это те объекты, которые становятся тематически интересными. Возьмите информационную составляющую – порталы, сайты, социальные сети, google, люди с программками из газет приходят на джазовые вечера возле Ратуши, студенты обсуждают в университетах, появляется больше информационных брошюр и путеводителей по всей стране. Рынок медленно, но начинает реагировать на спрос. Пока мы, осматривая достопримечательности, «накачиваемся» эстетически, мы получаем информацию – что, где, как далеко, что еще можно посмотреть. В хорошей компании, в хорошую погоду, с хорошим специалистом хочется открывать больше, чем Мир или Несвиж.

Экскурсия в Гродно, Каложская церковь
Тут и рынок подготовился: в Бресте уже не стыдно, там есть и фонарщик, и пешеходная улица, в Гродно полноценная пешеходная улица с кафе, есть гостиница «Семашко», где не стыдно людей поселить, в Витебске хоть и сняли с гостиницы «Лучеса» звезду, но зато там есть Музей Шагала, Здравнево подтянулось к Витебску, тема Репина пошла хорошо. И туристы, которые ездят в Смоленск, начали приезжать в Могилев и Мстиславль. До Гомеля только далековато от Минска. Но тут и Туров с его производственным туризмом, и БелАЗ. Так появляются 5-7-дневные туры по Беларуси, потому что объектов слишком много, чтобы включить их в один продукт. В радиусе Минска уже появляются места, куда можно возить – Линия Сталина уже имеет своих 250 тысяч туристов, Хатынь – имеет. И для сравнения: был Могилев, в который 10 лет назад никто не ездил, а сейчас ездят. В чем подвох? Там появилась пешеходная улица, вечером Звездочет светит, сувенирные магазины есть, кафе, которые не стыдно показать. Например, ресторан «101» - где все сделано под пожарную часть. Внутри стоит машина, где вместо кузова барная стойка, а из огнетушителя наливают пиво. Ресторан находится в бывшей пожарной части, а во втором здании будет музей пожарной техники. Для детей проводят целые представления – чем не аттракцион? Добавить к этому Буйничи, Мстиславль, Никольский монастырь, который сам по себе – изюминка европейского барокко из Списка ЮНЕСКО.


Экскурсия по Могилеву

– Тогда что не так с белорусским туризмом?

– А почему с ним что-то не так? Это вечный стереотип. А проблемы нет, проблема у нас в головах. Наш туризм занимает то место, которое у нас есть. Мы же не требуем от наших спортсменов занять первое место в Олимпиаде, по крайней мере сегодня, здесь и сейчас. Мы не можем сегодня компенсировать многолетние традиции европейского туризма, у нас растет новое поколение специалистов, у нас растет новое поколение управленцев. Чтобы сменить менталитет, надо три поколения. Чтобы сменить менталитет в туризме, то и 25 лет будет мало. Причем в 90-е мы думали о выживании, а не о туризме. Мы не задумывались о том, что туалеты нужны, потому что кустики возле дороги считались хорошей санитарной точкой. Сейчас все по-другому, сейчас у нас появляются нормальные адекватные условия, вот тут надо отдать должное нынешнему заместителю министра спорта и туризма Михаилу Петровичу Портному, который стремится развивать доверие между частными и государственными структурами. Хотим мы того или нет, но появляется определенное взаимодействие, ведь государство заинтересовано в туризме, потому что это источник денег. Плюс идеология, потому что воспитание подрастающего поколения на фоне туризма происходит проще!



С другой стороны, туризм – это живые деньги, которые приносит каждый турист. Например, агроусадьбы: 10 лет назад они были, мягко говоря, не на современном уровне. Сейчас этот сегмент есть, он привлекает своих клиентов, и люди говорят, мол, можно мы будем кушать не в Ружанах в кафе, а где-нибудь в усадьбе нам стол накроют. И это нормально, ведь это хорошее желание, но и хороший конкурент государственному сектору. Когда ресторан «Свитязь» в Новогрудке говорит «ой, 45 туристов, это же готовить надо», желание туда ехать после таких слов пропадает. Так можно спокойно поехать в частную «лавочку». В том же Новогрудке, в ресторан «Валерия», где можно отлично покушать. Всё приготовят, всё принесут в любое удобное время, а меню вышлют по электронной почте. Сервис растет, и теперь я для туристов могу заказать меню по емейлу в любое время и без предоплаты!

Или возьмите г. п. Мир: замок стоит не первый век, а точки питания и проживания появились только недавно. «Мирский Посад» – надо отдать им должное – отличный вариант проживания и питания.

–  Но не из дешевых.

– Спрос рождает предложение. Появится большой спрос – сделают дешевле. Но мы не должны ориентироваться на студентов. Для тех туристов, которые согласны заплатить, должны быть условия, где они могут отдать серьезную сумму и жить качественно. Если вы хотите жить в здании XIX века, в отличном номере, с лестницей, где все декорировано, то за это надо платить. Пока что мы переплачиваем за сервис, потому что объем сервиса не такой большой, как хотелось бы. В Минске можно выбрать гостиницу любого уровня, а в провинции это сделать пока что сложно. Но пройдет еще 10 лет, и в Мире откроется еще пара мест проживания, а питание там и сейчас в любом ценовом диапазоне. Хотите в «Мирский Посад» – идите, в ресторан при замке, в кафе «Мирум» - пожалуйста, выбор за вами.


– С какими еще проблемами приходится сталкиваться белорусскому туризму и экскурсоводам в частности? 

В советский период во времена «Спутника» всё и все работали на благо туризма и общей цели. Надо отдать должное хранителю традиций Николаю Чирскому, но ведь проблема заключается в том, что сейчас-то нет общего рынка экскурсоводов. Каждый работает сам за себя и сам на себя. Мы заложники контрольных тестов, индивидуальных текстов и все, что наработано одним экскурсоводом, оно у него же и хранится. Каждый по отдельности открывает Америку и изобретает колесо. У нас нет действующей структуры, которая бы объединяла, методически направляла. Те традиции, которые появились в советское время, понемногу исчезают. Нет единицы, которая будет контролировать и организовать сотрудничество экскурсоводов. Национальное агентство по туризму не может этим заниматься и не может это контролировать. Их задача – подготовить экскурсоводов определенного уровня, аттестовать и проверить. Задача экскурсоводов (возможно, это их самостоятельная задача), - начать сотрудничать между собой, создать структуру, которая бы контролировала все знания, аккумулировала методические наработки, материалы, проводила мероприятия и т.д. Если раньше экскурсоводу попасть на экскурсию к другому экскурсоводу было не проблемно, то сейчас напроситься на экскурсию к мэтру будет проблематично.



«Фэст экскурсоводов» - это одна из тенденций популяризации нашей профессии. О Фэсте многие знают, читают, у него хорошая поддержка в СМИ – начиная от телевидения и заканчивая прессой. Интерес людей к тому, чтобы стать экскурсоводом, растет, как растет количество гидов-переводчиков, поэтому 1500 экскурсоводов на сегодня – это хороший показатель. Люди хотят делать это профессионально, официально зарегистрировавшись. Но есть и обратная сторона. Например, турфирмы не обязаны иметь штатного экскурсовода. Поэтому повышение квалификации экскурсовода зависит только от самого экскурсовода. Недельные курсы повышения квалификации раз в 5 лет ситуацию не спасут, обучающие семинары, которые проходят для 20 человек раз в полгода – тоже. Поэтому каждый хорошо если ходит в библиотеку и читает, а так из интернета берут информацию.



И надо отдать должное профессиональным краеведам, которые идут в экскурсоводы. Их число тоже растет – гродненские, минские, а если они еще станут хорошими методистами, то вообще будет прекрасно. Директора, сотрудники краеведческих музеев – это полноценные специалисты. Динамика есть, поэтому говорить о том, что мы в кризисе, нельзя. Мы на своем месте, мы можем стать лучше, но только с помощью дальнейшего государственно-частного партнерства. Мы без государства не сможем, оно без нас тоже. У нас, конечно, по-прежнему пробивается советская система лоббирования, родственно-товарищеская структура при назначениях, поэтому проблема в том, соответствует ли человек своему месту. Приятно, когда есть энтузиасты своего дела – как Иван Борок в Ельне, Иван Яхновец на Ольманских болотах, Татьяна Хвагина в Пинске и другие, которые будут день и ночь презентовать свой уголок. Понятно, что они тоже должны получать зарплату и поддержку, вот тут государство и может помочь. Как агроусадьбы, которые получили льготу, и это дало им шанс стать на ноги. Вот это идеальный пример частно-государственного партнерства. И вот у агроусадеб есть между собой взаимодействие, и есть организация, координирующая их проблемы и вопросы (имеется в виду БОО «Отдых в деревне» – прим. ред.). Ситуация не такая плохая, как все рисуют. Спросите у экскурсоводов, есть ли у них загрузка на лето: у первой сотни без проблем, у остальных – спрос рождает предложение, туристы едут, загружаются гостиницы, авиакомпания «Белавиа» начала просыпаться – это и есть сотрудничество государства и частного бизнеса. Мне нравится работа Филиппа Гулого (директор компании «Белагротрэвэл - Западный тракт») в этом направлении. Что выгодно частному – иногда выгодно и государству.

На болоте "Ельня" в Витебской области

–  Сергей, давайте поговорим про имидж Беларуси, в частности, согласны ли Вы, что «Беларусь – гостеприимная»? Насколько этот слоган оправдывает себя? Или Беларусь – другая?

–  Я думаю, туристов такой слоган не приведет, туристов приведут конкретные действия, направленные на привлечение. Мы не сможем охватить всех туристов из всех стран. Надо рационально выбрать определённые сегменты, которые будут для нас значимыми – Израиль, Турция, Китай, страны СНГ. И, кстати, отмена виз – если сделают еще на 14 дней для санаторно-курортного отдыха – вот это хороший шаг. Та же Грузия или Прибалтика. Вот отмена виз в Гродненском регионе дала большой толчок развитию приграничного туризма. Это первый сегмент, потому что люди из соседнего региона поедут туда, где им что-то знакомо. Возможно, это актуальный туризм под знаковые даты. Мы проспали юбилей 1812 года, хотя могли французов пригласить, Первая мировая война тоже прошла довольно скромно, Октябрьская революция – менее актуальная тема, финал Первой мировой войны, вероятно, тоже пройдет в безмолвии. Мы проигрываем в этих юбилейных датах. Это то, что мы можем продавать под тематическую аудиторию при хорошей рекламе, при хорошей агитации. «Тур по местам Наполеона 1812 года к 200-летию Наполеона» прошел бы на «ура». Швейцарцы бы поехали, французы. А на юбилей Северной войны – 300 лет, Карл XII - шведы бы поехали на паромах куда угодно – до Риги, оттуда «путем из варяг в греки» к нам. Назовите это «маршрутом Карла XII» и вперед!

–  Почему этого никто не делает?

Это вопрос к туристическому сообществу и государству. Рынок определяется сверху и определяется своими игроками.


Туристка из Баку,  фотография Леонида Щеглова
–  Чем еще Беларусь может покорить иностранные рынки туризма? 

–  Экология – на всех уровнях – раз. Промышленный туризм – два – как то, чего у них нет. Историческим туризмом мы никого не удивим, но тем не менее. Аутентичность, агро-экотуризм. Событийный – пока что не очень получается – и спортивный, деловой. Например, Европейские игры в 2019 году. У нас есть время спокойно заниматься продвижением, и МВД уже работает над этим – скорее всего будет безвизовый въезд по билету, хотя последнего туриста из Африки с Чемпионата мира по хоккею 2014 года нашли только недавно. Хотим мы или не хотим – событийность идет на ура. 1812 год, Первая мировая, Брестский мир 1918 года, 200 лет Наполеону, 100 лет революции, начало войны, окончание войны. Как поляки раскрутили в свое время 600-летие Грюнвальдской битвы – десятки тысяч туристов привлекли. У нас много событий, и мы можем продвигать любое. Вопрос, что мы вкладываем туда, а вклад – это риск.



Маршруты, которые связаны с экологией, они всегда востребованы; люди, которые приезжают смотреть за птицами – это не бедные туристы, и они согласны платить большие деньги, чтобы жить в комфортных условиях. Даже наши туристы уже привыкают к комфорту и кое-где готовы переплатить 5 долларов, чтобы жить в комфорте. Мы по чуть-чуть становимся европейцами, мы готовы платить за сервис, но при этом мы должны иметь возможность выбора – и дешевый вариант, и дорогой. И у нас есть банальные музеи, которые могут показать то, чего у иностранцев нет: покататься на танках, сходить в музей МВД, который может завлечь туристов на 2 часа. Французы полчаса изучали «алкогольную медаль», которая давалась за распитие алкогольных напитков – 16 кг на шею – для них это шедевральное явление!

Мы можем говорить об утерянных шансах, а можем взять календарь известных дат на 10 лет, выбрать знаковые моменты и продвигать их. Что мешает сделать для элиты Москвы или интеллигенции Петербурга тур по местам Первой мировой войны – это Зощенко, Блок, Алексей Толстой, которые здесь воевали. Не хотите Первую мировую, по местам воинской славы туры на ура идут, потому что в России сейчас подъем патриотизма, они на это «клюнут». А вот по местам восстания 1863 года экскурсия не пошла у нас. Российский рынок больше, денег там больше, тут, конечно, есть противоречие между национальным и финансовым вопросом, но, возможно, надо определиться и выбрать, какую ценность ставить перед туризмом?


 –  Какую же? 

– Деньги + идеология. У нас в туризме две задачи: прибыль и воспитание общества в определенном духе. Это патриотизм, правда, мы еще не выработали на сегодняшний день свою национальную идею. Отсюда проблема: пытаемся воспитать людей в духе, который еще не сформировали, и не понимаем, как мы хотим, чтобы он выглядел. Беларусы уже путешествуют по своей стране, некоторые туристические объекты уже на вершине популярности – тот же Мир, Несвиж, где в определенные дни наступает пик посещаемости. Потому что наши туристы хотят ездить только по субботам. Объяснить туристу, что суббота – это не единственный туристический день, есть еще воскресенье, и в этот день будет меньше людей, невозможно. Все хотят ездить на экскурсию по субботам. Мы ходим в музеи, кино по пятницам и субботам – это святые дни. Почему не понедельник вечер, не среда? Стереотип остается стереотипом, и на экскурсии просят ездить по субботам, чтобы отдохнуть после отдыха. Но в реальности задача и цель въездного туризма: мы хотим денег и еще раз денег.


–  И как получать больше денег от въездного туризма?

–  На одной предзащите соискатель заявил, что уникальность его темы в том, что о ней никто не писал. Мой научный руководитель ответил, что может быть, о ней никто не писал, потому что она не важна. Мы ищем черную кошку в черной комнате! Может быть, у нас нет того объема туризма, который может принять такой размах, как во Франции? Может быть, мы зря ищем и пытаемся создать миф о колоссе на глиняных ногах? Может быть, у нас нет такого туризма? Мы всегда говорим, что мы уникальны, а может быть, нам надо успокоиться и признать, что мы стандартное европейское государство, причем не маленькое – мы больше Бельгии и Чехии – мы нормальная страна, со своими сильными и слабыми сторонами, нам надо успокоиться и обдуманно развивать свой сегмент европейского туризма. Мы опоздали к разделу мирового рынка, но мы можем спокойно развивать то, что есть. Есть 5-дневный безвизовый режим – делать на 14 дней, пусть прибалты и поляки поедут в санатории, в стоматологии, в которую летают и без рекламы даже из Нью-Йорка. Медицинский туризм – отлично; Анатолий Акантинов занимается деловым туризмом и говорит о его потенциале. Это тот сегмент туризма, за который можно бороться.  

  
Но когда мы пытаемся придумать развлечение, которого в реальности нет, продукт, которого не существует, пытаемся его родить – не выйдет! Нет у нас сотни замков и не будет, в Германии их все равно больше. И не надо их создавать искусственно. Может быть, наши руины, показывающие, как это было, более познавательные. У нас есть укрепрайон возле Гомеля небольшой – поле Ратной славы, - там один дот восстановили, один оставили оплавленным – показали, каким он был после боев 1941 года. Может, и не стоит восстанавливать полностью дворец в Ружанах? Восстановить три корпуса, а четвертый закрыть стеклом и сделать там археологический музей, чтобы было понятно, как оно было? У нас руины иногда более информативны, чем восстановленные, пафосные, облизанные здания, сделанные из силиката и оштукатуренные по традиции 21-го века. Не стоит пытаться создавать то, чего нет. Есть понятие «автаркии», и в данном случае это неправильно, потому что себестоимость такого товара растет и, пытаясь создать сегменты туризма, которых у нас нет, мы делаем его дороже. Стоит сосредоточиться на тех направлениях, которые идут лучше, и тех, для которых есть предпосылки.


Агроэкотуризм, природа, болота, традиции, но даже тот факт, что Мотоль закрылся на год, осознав, что он начинает себя исчерпывать – это показатель, что мы не можем создавать на ровном месте что-то новое. У нас есть деревня Кудричи на Полесье, она себя исчерпала, а мы ее не сохранили. То, что только-только засветилось в туризме – растворилось как туристический объект за 5-7 лет. Но, возможно, есть точки, которые с минимальными затратами дадут нам эффект. У нас есть сильные точки, так давайте их развивать дальше. У нас есть большой парк техники – давайте военный фестиваль сделаем. Один БелАЗ спокойно раскручивается и получает довольных туристов. Это идеальный пример спокойной, размеренной работы. Один человек съездил, 10 фотографий в facebook и 20 в instagram – приедет еще 30 человек.

Экскурсия на БелАЗ

Почему нас terra incognita обзывают, диктатуру нашу вспоминают? Да, у нас КГБ есть – одной этой формулировки в википедии хватает иностранному туристу, чтобы его отпугнуть, но это может и привлечь. И по ценам – перелет из Америки или Англии не привлечет нормального туриста, ведь он может поехать туда, где дешевле. У нас узкопрофильный сегмент, и мы должны это осознавать. Медицинский туризм будет развиваться и без нашего желания. Потому что там есть продукт, который по соотношению цена-качество конкурентоспособен. Как есть и бёрдвотчинг – на болота все равно поедут и без рекламы. Но чтобы ожидания перевесили издержки – не так много.

Российские туристы – наш основной сегмент рынка, потому что для них это просто, удобно, общий язык, все ясно и при этом у нас есть определенный колорит. И они сюда возвращаются, им интересно. Или вот у меня есть туристы из Эстонии, которые были в Беларуси 11 раз и видели больше, чем половина белорусов в нашей стране. Они платили за визы 11 лет подряд, и  сейчас у них праздник – визы отменили. Да, это исключение из правил, а универсального правила и не будет. Почему все едут в Париж? Они едут посмотреть Эйфелеву башню, Лувр и Версаль. Если спросить большую часть, что они видели кроме этого, – ничего не назовут.

Экскурсия на "Борисов-Арену"
–  Тогда что могло бы быть визитной карточкой Беларуси или Минска?

–  А вот это проблема, потому что это должно быть что-то универсальное. Как Эйфелева башня – любишь ты ее или не любишь, ты ее знаешь, она - узнаваемый бренд. Едешь в Нью-Йорк – это Статуя Свободы, Бродвей и все остальное. Но что есть еще в Нью-Йорке, туристы не скажут, потому что едут по стереотипам. Москва – Кремль, Санкт-Петербург – Эрмитаж, мосты, Петергоф, фонтаны, Прага – хороших ассоциаций у всех будет пару штук.


У нас в Беларуси и с Минском таких ассоциаций нет. У нас нет общего стереотипа, который бы сразу всплывал. С Киевом та же проблема. Какой бренд у Киева? Так и у нас – тот же БелАЗ, зубр, пуща, Viber, Wargaming, World of Tanks - у нас это всегда хорошо работает. World of Tanks и Belavia хороший проект сделали с ребрендингом самолета, но только охват маленький. Сам по себе факт, что Wargaming может стать брендом Беларуси – вполне достойно. Это современно, понятно, как и Viber. Светлана Алексиевич для своего сегмента, для образованной части населения, тоже сделала популярнее регион. Как и определенные события – Чернобыль, если бы он произошел сейчас, он бы стал интересен как феномен. Как вулкан в Исландии – он популяризировал страну на ура. У нас это должен быть какой-то феномен, толчок мирового значения. Но мы потенциал Чемпионат мира по хоккею 2014 года не раскрутили полностью, ведь надо было привлечь туристов, чтобы они потом еще раз приехали или привезли бы друзей.

На сегодняшний день у нас есть нормальный эволюционный процесс – с каждым годом динамика по туристам лучше, оформляется туристическая база, появляется медийная сфера, инфраструктура. Мы не можем завтра требовать 300% роста, ведь надо учитывать, что у нас государство со своим ограниченным потенциалом, который Великая Отечественная война усреднила. Мы можем эту войну «продавать», но в узком сегменте. И мы не можем только за счет этого развивать туризм. Или как наш агротуризм засветился во всех итальянских и российских рейтингах. Мы кричим о национальной кухне, или показываем эти полупридуманные обряды, мы хотим аутентичности или как с замками? Понятное дело, что вековой обряд «коники» в Давыд-Городке, гончарство в деревне Городная, или шаповальство в Дрибине – это настоящие обряды и традиции.



Но при этом не надо изобретать новые на пустых местах. Дед Мороз на Линии Сталина – это чересчур, противоречивая фотозона. Может быть, надо делать то, что хорошо получается? Каждая турфирма сама должна искать деньги и привозить туристов, она должна ездить по рынку, а не государство. Выделили фирмы, которые работают с Китаем – пусть работают и думают, как завлекать. Частный сектор всегда будет думать активно – пусть ищут китайских партнеров, работают за комиссию и т.д. Пусть рублем привлекают туристов. Почему было выгодно ездить сопровождающим в Чехию? Ты с этого имел деньги и был заинтересован, как туристов туда отправить. Заинтересуйте вы поляков приехать сюда. Потому что для них это будет дешевле, чем отдых в Швейцарии. Пусть они едут к вам, а не в Россию, перебейте предложение, ведь почему государство должно напрягаться? Турфирма получает прибыль, получает деньги – пусть принимает участие! Как коврижки делить – так пополам, а как напрягаться – так только государство должно бренд придумать. Пусть работают, почему нет? У нас были туристы из Ливии – на наши фонтаны смотрели и удивлялись, что эту воду можно пить! Для них это шок культурный был.



Мы не должны ждать, что завтра туризм вспыхнет, что есть какой-то секретный ключик, который надо вставить в секретную дверцу, что у французов есть суперсекретный механизм, который они от нас прячут. Бренд Эйфелевой башни сформирован не только французами, а временем, как и вывеска Hollywood и Статуя Свободы. У нас нельзя делать отрицательный бренд, это как фильмы ужасов. Людей, которые любят фильмы ужасов, всегда меньше, чем тех, кто любит комедии. Люди хотят позитивных эмоций, поэтому надо искать позитивный вариант бренда и символа. Отличный пример – наши производственные предприятия, тот же Туровский сыродельный комбинат Bonfesto, который изначально закладывал экскурсионную линию, а сейчас так делают другие предприятия. Поэтому имеет смысл не кричать, что все так плохо.

Во время выездного семинара с Национальным агентством по туризму на Ольманских болотах

Возьмите «Фэст экскурсоводов» – он эволюционирует с каждым годом в лучшую сторону. И ничто не мешает взять его как пример, когда вся страна проводит экскурсии по всей стране. Раскрутить, распиарить – пожалуйста. «Ночь музеев», в которой мы участвуем – тоже определенный символ и уже не надо рассказывать людям, что это такое. Буквально 9 апреля гродненские экскурсоводы проводили бесплатные экскурсии по Гродно, и на это мероприятие пришло несколько сотен человек. Не обязательно ведь ждать дня экскурсоводов, чтобы это сделать. Если экскурсовод стремится получить какой-то сегмент под себя, то проведет 1-2 экскурсии, мастер-класс, и у него будут туристы. Привлекать можно кого угодно, а ждать, что будет бренд, который резко принесет золото, - такого не бывает. И, конечно же, сотрудничество на всех уровнях. У нас замки работают по единому стандарту – экскурсоводам удобно по единой схеме привезти группу туристов. Когда все становится по шаблону, ты можешь работать все лучше и лучше, ведь ты же не в диком поле. У нас даже храмы открываются, потому что церковные иерархи понимают, что это один из способов привлечения людей к храму. В мечетях, синагогах нет никакой проблемы – они открывают двери и рады знакомству, проводят экскурсии.


–  И напоследок, ваш топ-5 самых любимых мест в Беларуси. 

–  Мир – малая родина, Гродно, Глубокое, Новогрудок, Минск. В каждой точке должен быть эмоциональный посыл, где человеку спокойно и умиротворенно.
  • В Мире – сидишь возле замка, смотришь на замок утром в будний день, никого нет, городок просыпается, небольшой туман. Это тот самый облик Беларуси, который где-то в дымке.
  • В Гродно – обзорная площадка Старого замка. Сел на краешек стены, свесив ноги, и смотри на течение Немана и вспомни о временах Витовта и Батория.

  • В Глубоком – площадь, а еще лучше возле Колонны конституции, откуда виден весь город. С одной стороны Мюнхгаузен на пушке, с другой – вид на собор, на костел, видно озеро, вдалеке видно Березвечье –утраченный монастырский комплекс.
  • Новогрудок – замковая гора конечно. Смотреть вдаль, и Мицкевич с Миндовгом рядом. И облик Гражины, зеркало Свитязи… Рассвет – сакральное время, ощущение наступающего светлого дня дарит надежду на лучшее :)
  • А Минск – банально можно по проспекту прогуляться, можно возле библиотеки посидеть, Александровский сквер, «паниковка» - для студентов истфака место легендарное. Верхний город всегда великолепен. Возле гостиницы Беларусь можно посидеть, рядом с бывшей «Шайбой», Веснянка утром – это город в городе, в 7 утра, когда встает солнце, там туман из Дроздов идет, и этот современный город очень хорошо смотрится.

– Сергей, спасибо за беседу! Желаем отзывчивых туристов, новых открытий и приятных маршрутов!


---
*На Олимпиаде 2002 года в Солт-Лейк-Сити белорусская сборная под руководством Владимира Крикунова достигла самого громкого успеха в своей истории. 20 февраля благодаря шайбе Владимира Копатя белорусам удалось обыграть в четвертьфинале одного из фаворитов турнира — Швецию и выйти в полуфинал. Журналисты окрестили встречу «Чудо на льду-2».


 
Беседовала Евгения Чайкина
Фотографии из архива Сергея Бусько и портала vp.by



Поделитесь статьей в социальных сетях! 


Читайте еще:



Дружите с нами
в социальных сетях: 
facebookvkontakteok.ru и Instagram


Делитесь с друзьями в социальных сетях:

Самые популярные статьи в блоге: